Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

черный квадрат

Один день


Я в последнее время читаю так мало, что кажется, - скоро начну писать

   Мне не то что безумно есть, что сказать, я просто хочу разделить с вами длинный сегодняшний день. Сегодня же суббота, не так ли? А, значит, начаться она должна была в 6.45, как и настаивали мой будильник и моя соседка, но мы с сонностью объединялись и противостояли целых полчаса, за что пришлось торопиться, и, как следствие, приезжать на пару раньше преподавателя. Следующие три полуторачасовых отрезка едва ли могут представлять интерес для кого-то, кто не читал забавные статьи или не запускал в аниматоре воздушный шарик, и их можно добродушно опустить, благо, сокурсники тут почти меня не читают.

   Вскоре выяснилось, что решение купить билет на нон-фикшн вчера в сети заслуживало премии "мисс благоразумие 2013", но это стало ясно мне лишь тогда, когда я уже отходила все ноги по трём этажам ЦДХ, встретив по пути всего троих знакомых и потратив по пути всего несколько тысяч - ибо от наших технических служб я знаю, что несколько - это всё, что больше одного. Обессилев, но найдя баланс между количеством наличных и тем, что я хочу и чего у меня нет хотя бы на работе, я спускаюсь к началу осмотра за последним одобренным экземпляром в надежде, что его не купили.
- Мне текст как текст, пожалуйста, - очень правильное название для книжки, которую покупаю я, за авторством, правда, не какого-нибудь Ролана Барта или Юрия Лотмана, а только, - Андрея Битова - добавляю в четверть голоса.
- Вам подписать? - бодро осведомляется дама, пока я растекаюсь взглядом по прилавку, выискивая, что из жизненно необходимого я ещё просмотрела. Поднимаю на неё взгляд с мыслью наидружелюбнейше и мягчайшие уточнить, что сие есть привилегия автора обычно, и на удивление молниеносно для скопленной усталости осознаю, что пришло время проваливаться под землю, ибо странный человек, рядом с дамой сидящий, которого я, не знающая никого никогда в лицо, просто посмотрела, конечно, уже открыл книжку, ожидая моего положительного ответа. Надо было тогда уж и у Костюкович, что ли, книжку подписать - поймала себя на непривычной идее.

  Троллейбус не торопился именно настолько, насколько всегда не торопится транспорт, которого ждут в идиотски-богемное время вроде десяти вечера или четырёх дня субботы пара десятков человек, - он позволяет обмениваться сочувствующими взглядами и понимающими кивками, мысленно ругать городской транспорт, раздумывать, чем набиты пакеты у людей, стоящих рядом с тобой и, кстати, куда тебе вообще ехать, когда он придёт. Дама в троллейбусе, лёгким движением ноги проехавшаяся мне по ботинкам, одарила очаровательнейшим взглядом, явно говорившим: "Я Вас прощаю!", остановку я перепутала без чьей-либо помощи (напомните мне об этом, когда я буду шутить над вами за незнание города, так и быть. Или за неспособность отличать архитектурные сооружения, хотя про способность перепутать сталинку на Новинском с гостиницей "Пекин" я вам лучше даже рассказывать не стану).

  Мысль богемно (опять это слово? Второй раз на два абзаца??) пить кофе с книжечкой разбилась о двадцать минутна перекус в фастфудне (потому, что нечего путать остановки!), а план прийти на практику пораньше - о неспособсть вовремя свернуть в нужный переулок. Навигатор рас пускает до неприличия, мне кажется. Послушать Моцарта 15 минут с соседнего этажа и убежать пить коктейли в баре было, кажется, единственным возможным завершением (ну, положим, почти завершением) этого длинного дня, тем более, что завтра же надо встать пораньше,  а дел на будущую неделю из-за этого остётся побольше. Хороших вам выходных. 
запись

Что-то с памятью моей стало

Господа хорошие, много читающие и, в отличие от меня, способные восстановить в памяти прочитанное, у меня к вам вопрос.
Лет несколько назад попадалась мне в руки книжка советского или околосоветского (по моим ощущениям:-) автора, состоявшая из трёх фантастических повестей. Героем третьей был молодой человек, не способный переживать обычные эмоции, и ощущающий их только в состоянии аффекта, из-за чего в конце книги он и перерезал большую компанию приятелей. И вот тут единственная конкретика, которой мне для поисковиков всё равно не хватило - звали его Анастас. Вторую историю я не помню совершенно, а первая любопытна тем, что воспринимается как сплошная аллюзия на песню "Он был старше её", и читая невозможно поверить, что Макаревич, как он утверждает, не имел представления об этой истории. Начинается она немного похоже на "Пигмалион" Шоу, со встречи с девочкой-цветочницей или что-то такое, а продолжается фактически ровно по тексту Машины. Так вот, как вам уже наверняка очевидно, я не помню об этой книге больше ничего :-) Есть смутное ощущение, что называется она каким-то недлинным резким словом вроде "обрыв", "удар", "порог", и имя автора у меня ассоциируется с именем "Пётр Порскурин", но ассоциация исключительно фонетическая, не более того, то есть к реальности отношения имеет почти никакого.
Поможете найти?